Defenders of Eorzea

Уль'ду, бриллиант пустыни, охватило народное восстание. Деклассированные элементы – беженцы из Ала Миго и те, чьи города и села были разрушены Бедствием – вышли на улицы с требованием социальной справедливости. Толпа стала теснить стражей правопорядка, завязалась потасовка, пролилась кровь. В "Восходящие Камни" поступило известие, что в столкновении пострадал Альфино. Герой вылетел в Уль'ду, чтобы узнать о состоянии боевого товарища.

Молодой Адепт оказался жив и по большей части невредим. Анализируя произошедшее, он пришел к выводу, что бунт вспыхнул не сам по себе. Напряженность между богатыми и бедными нарастала давно, однако данное столкновение кто-то намеренно спровоцировал. Альфино заметил, что мятежники были хорошо вооружены, хотя у них вряд ли бы нашлись деньги на оружие. Адепты отправились в штаб "Вечного Пламени", чтобы поделиться подозрениями с Раубааном.

Генерал пребывал в дурном настроении и отказался их слушать, но Альфино столь холодный прием не смутил – он предложил провести самостоятельное расследование. В поселении с говорящим названием Утерянная Надежда герою рассказали о красноречивом купце, который агитировал людей на борьбу с правящим классом. Бойня началась спонтанно – кто-то обнажил меч, возникла неразбериха, а заводилы куда-то испарились.

Остатки мятежников скрывались в пещерах к югу от Надежды. Они были не расположены к переговорам и сразу напали на героя. Когда он их обезвредил, из темноты выступили близнецы-наемники – умелые фехтовальщики в полном боевом облачении, не чета оборванцам, которые в лучшем случае знали с какого конца браться за меч. Но и близнецы не смогли справиться с бывалым воином – увидев, как он рассек их секирой, мятежники лишились боевого духа и признали поражение.

Купца-подстрекателя требовалось поймать как можно скорее. Офицер "Пламени" попросил героя поговорить с обретающимися в Уль'де беженцами из Ала Миго. На контакт с солдатами этот контингент шел неохотно, и визит Воина Света их тоже не обрадовал. Но хоть они и отказались ему помогать, в это же время к ним наведался тот самый возмутитель спокойствия. Увидев воина в шипастом доспехе, он сломя голову бросился бежать.

Герой настиг подлеца на выходе из города. Тот поначалу отрицал свою причастность к беспорядкам, но передумал, когда герой пригрозил скрутить его и оттащить в штаб гранд-компании. Купец рассказал, что подбивал людей на бунт и снабжал их оружием вовсе не из-за солидарности со слабыми и обездоленными – его для этого наняли. Раскрыть детали он не успел – в его грудь вонзилась стрела.

Адепты доложили о случившемся "Вечному Пламени", и вскоре получили приглашение от Раубаана – настало время для откровенного разговора. С позволения султаны генерал поведал им сведения наивысшей секретности. Беспорядки начались, когда "Медные Мечи" обстреляли группу безоружных демонстрантов. Сперва все решили, что у командира стражи сдали нервы, но по настоянию Раубаана его подвергли допросу. Офицер признался, что ему заплатили за этот преступный приказ – деньги поступили от Теледжи Аделеджи.

Альфино не поверил своим ушам, ведь Теледжи всегда выступал в поддержку беженцев – он встал и на сторону доманцев, когда они пришли просить убежища. Раубаан объяснил, что богатый лалафель культивирует образ народного заступника исключительно в корыстных интересах. Сталкивая стражу города с бедными слоями населения, Теледжи пытался заставить Синдикат принять его законопроект об аннексии Картено для переселения туда беженцев.

В Картено развернулось крупнейшее сражение в новейшей истории – битва между Эорзейским альянсом и седьмым легионом Гарлемолда, когда на землю обрушилась луна и из нее возник примал Бахамут. Кратер на месте падения луны обнажил аллаганские руины, где исследователи нашли древнее супероружие – Омегу. Альянс не смог договориться, как поступить с этой находкой, и каждая страна разместила в Картено вооруженные силы, чтобы ни у кого не возникло соблазна заявить право на эту территорию. Инициатива Теледжи была не только аморальна – он хотел, прикрываясь беженцами, завладеть аллаганским оружием, но и грозила рассорить Уль'ду с соседями.

Адепты покинули аудиенцию в тяжелых раздумьях. Мало того, что смута в Уль'де была вызвана кознями одного влиятельного человека, вдобавок выяснилось, что альянс скрывал от Адептов существование Омеги. В публичной части дворца их ждала девочка из поселения беженцев – ее родители ушли с купцом-агитатором и так и не вернулись. В этот момент у героя зазвонил линкперл – Минфилия немедленно желала его видеть. Альфино отправился разыскивать родителей девочки, а герой полетел в Мор Дону.

В кабинете Минфилии находился гонец Ордена Двойного Змея, а это значило только одно – неприятности в Святолесе. Антецедент объявила, что сильфы призвали своего примала, повелителя молний Раму. Адепты направились в Гриданию на совещание со старшим древовидцем. Кан-Э-Сенна выразила надежду, что с Раму, известному своей рассудительностью, удастся договориться по-хорошему. Переговорщиком назначили героя – Эхо позволяло ему контактировать с прималами без опасений, что его обратят в раба.

Первым делом требовалось найти Раму на обширной вотчине сильфов. Адепты ушли в лес для замера исходящих от примала эфирных волн. Когда герой прибыл в Малое Утешение, к нему в панике подлетел сильф по имени Максио. Он служил гидом для людей, но обращенные сильфы забросали их бомбами с едкой смесью, и они бросились врассыпную.

Герой отправился на поиски товарищей. Иду и Папалимо он нашел быстро, однако неразлучная пара вела себя странно – они уверяли, что никакого примала в лесу нет и что им нужно скорее отсюда уходить. Максио предположил, что сильфы прибегли к меняющей облик магии, и предложил воспользоваться особыми противомаскировочными бомбами. Герой метнул их в Адептов, и действительно – и тот, и другая оказались сильфами. Пришлось немало побегать, чтобы собрать всю команду вместе. Ида нашлась в компании липового Танкреда, Папалимо оказался зажат между двух Я'штол, а Танкред гулял по лесу сам по себе и едва сумел убедить остальных, что он не сильф.

Наконец они засекли Раму. Бессмертный мудрец вовсе не обрадовался незваным гостям. Он обвинил Гриданию в развязывании войны в Святолесе и заявил, что его подопечным не суждено жить в мире и покое, пока люди плетут свои интриги. У героя засиял один из кристаллов – Раму некогда вручил его старейшине сильфов, а тот передал его человеку, когда понял, что перед ним Воин Света. Этот жест доверия не ускользнул от внимания Раму. Примал выразил желание подвергнуть героя испытанию. Если он докажет, что достаточно силен для противостояния тьме, Раму согласится на мир с Гриданией, в противном же случае – обрушит на город свой грохочущий приговор.

Герой прошел на отведенное для испытания поле. За ним на безопасном удалении следовал Урианже – архонт хотел наблюдать за поединком. Раму явно не собирался поддаваться: героя окутал ураган из молний, воздух трещал от разрядов электричества, небо затмило невероятно яркое сияние. Но как громовержец ни старался, ему не удалось повергнуть избранника Хайделин на колени. Когда грохот стих, он все так же непоколебимо стоял, сжимая в руках секиру. Впечатленный, Раму признал, что, быть может, перед ним именно тот, кто восстановит гармонию – не только в лесу, но и во всем мире. Наградив героя прощальным напутствием, примал растворился в эфире.

Адепты известили Кан-Э-Сенну, что Гридании больше не угрожает гнев повелителя молний, и направились в Призрачную Дань на разбор полетов. Урианже посвятил собравшихся в свои изыскания. В отличие от душ обычных людей, которые после смерти возвращаются в лайфстрим для перерождения, аскианы перемещаются в пространство между мирами. Архонт предположил, что их можно нейтрализовать, поймав в нечто вроде эфирной тюрьмы. Он удалился за советом к коллегам из Шарлаяна, как соорудить такой аппарат.

В логове аскианов за пределами времени двенадцать фигур в черном и одна фигура в белом собрались перед статуей Зодиарка, падшего бога. Они обсуждали победу Воина Света над очередным прималом. Вестники раздора сошлись во мнении, что Хайделин не сможет долго питать своего защитника силой и что благодаря стремлению смертных призывать прималов возвращение их господина неминуемо.

В "Восходящих Камнях" наступила редкая пора затишья. Татару, рецепционист Адептов, вознамерилась собственноручно поправить финансовое положение ордена, освоив ремесло рудокопа. Она попросила героя слетать в Лимсу за потерявшимся спецзаказом – для Татару было крайне важно, чтобы на ее кувалде были выгравированы цветы. Когда герой вернулся в Дань, лалафелька уже ушла на охоту за сокровищами. Он нашел ее в дикой части Мор Доны, удирающей от голодного морбола. Пережив столь сильный испуг, Татару решила отложить завоевание рынка ценных металлов – или по крайней мере в следующий раз нанять охрану.

По многочисленным просьбам герой провел показательный спарринг-матч с парой свежеиспеченных Адептов. Новобранцы хоть и не могли всерьез тягаться с Воином Света, старались изо всех сил – получилось неплохое зрелище. После матча к герою подошел Альфино и рассказал, что собирается основать новую организацию, которая поможет Адептам противостоять глобальным угрозам вроде прималов и аскианов.

Позже он раскрыл подробности своего плана. В триумфальной речи по итогам операции "Архонт" главы трех держав объявили, что их войска будут собраны под единым флагом – эдакая всеобщая гранд-компания. Дело застопорилось из-за массы организационных вопросов, и энтузиазм к этой затее стал угасать. Альфино надеялся, что успешная работа его небольшой пробной компании подстегнет процесс объединения.

Для создания компании требовалось письменное одобрение лидеров Эорзейского альянса. Альфино пригласил героя сопровождать его в турне по городам – пока элезен улаживал бюрократические нюансы, Воин Света занимался рекрутингом. И хотя многие скептически отнеслись к идее независимой военной организации, нашлось достаточно желающих по тем или иным причинам к ней примкнуть.

Вернувшись в Дань, Альфино занялся приготовлениями к церемонии открытия компании, а герой получил задание от Гильдии Искателей. Банда еретиков напала на повозку с продовольствием из ишгардской крепости Драконья Голова - требовалось расследовать это происшествие. Герой направился к командиру крепости Оршефону Грейстоуну. В отличие от своих сограждан, с недоверием относящихся к чужеземцам, Оршефон радушно привечал искателей приключений и прочих захожих странников. Он активно содействовал Адептам, когда они искали в Кертасе воздушный корабль "Энтерпрайз".

Рыцарь поведал, что еретики стали необычайно агрессивны и сплочены – заслуга их нового лидера, таинственной женщины по прозвищу Ледяное Сердце. Весть об очередной атаке не заставила себя ждать, и герой бросился в погоню. Он настиг грабителей у исполинской ледяной стены в западной части Кертаса – безумные фанатики, они бились до последнего вздоха. Осматривая местность на предмет скрытых угроз, герой почувствовал на себе чей-то взгляд. Обернувшись, он заметил на стене женщину. Сомнений не было – логово еретиков находилось где-то в ледяном массиве. Оршефон отправил доклад об этом открытии в Ишгард и выразил надежду, что проблему удастся быстро решить.

Герой прилетел в Мор Дону – в "Камнях" вот-вот должна была начаться торжественная церемония. Обращаясь к рекрутам, Альфино провозгласил их миссию – вместе с Адептами Седьмой Зари сражаться на благо единой свободной Эорзеи. Для своего войска он выбрал подобающее название – Кристальная гвардия.

После церемонии Минфилия поделилась радостным известием – Криле, ее подруга из Учеников Бальдезиона, чудесным образом пережила уничтожение острова Валь. Вместе с тем Антецедент выразила озабоченность, что после битвы с гарлеанцами Хайделин ни разу не обращалась ни к ней, ни к герою.

Наблюдая за ночным небом на балконе дворца, Нанамо поделилась с Раубааном опасением, что новая компания может быть использована во зло. Часть бюджета Кристальной гвардии поступила от Синдиката – представлялось сомнительным, что на могущественных торговцев напал приступ альтруизма. Генерал "Пламени" ответил, что они в долгу перед Адептами и должны оказать им доверие, тем более что в этом предприятии участвует и Воин Света. Разговор переключился на Теледжи Аделеджи. Генерал с сожалением сообщил, что у них недостаточно улик, чтобы изобличить злодея, а необоснованный арест лишь сыграет ему на руку. Признание их бессилия повергло Нанамо в ярость и отчаяние – султана разрыдалась на груди у Раубаана.

В Ишгарде проходил обряд с участием архиепископа. По бокам от лидера нации, невидимые смертным, стояли две фигуры – одна в черной, другая в белой мантии.