Before the Fall

Героя привлекли к участию в важной операции. Риол – ветеран Отряда Героев, специалист по шпионажу и новоиспеченный гвардеец – вычислил подпольного торговца, который поставлял оружию в Уль'ду для недавнего бунта. По сведениям Риола, этот злодей готовил продажу новой большой партии оружия, и гвардейцы планировали разом накрыть всю преступную сеть. Сделка должна была состояться в пещере в Горящей Стене – гористой области в западном Таналане, названной так из-за обилия искаженных кристаллов.

Капитан Илберд попросил героя отвлечь на себя охрану, пока гвардейцы проберутся в убежище торговца и отсекут ему путь к бегству. Герой вышел к сторожившим территорию головорезам – инструкции задавать вопросы у них, по-видимому, не было, и они без лишних слов бросились в атаку. Нейтрализовав бандитов, герой стал ждать гвардейцев. Спустя некоторое время до него донесся истошный вопль.

Герой вбежал в пещеру и увидел Илберда, склонившегося над мертвым торговцем. Капитан рассказал, что у злодея оказался припрятан клинок, и когда он его обнажил, один из гвардейцев – необстрелянный новичок – запаниковал и пронзил его насмерть. Илберд доверил герою доставить ящик с оружием офицеру гвардии в Уль'де – остальные солдаты пустились в погоню за сообщниками торговца. В городе герой столкнулся с Риолом – его интересовали подробности, как прошла облава в Горящей Стене. Бывалый разведчик почуял неладное, и взялся за самостоятельное расследование.

У героя зазвонил линкперл – Татару просила его срочно прийти в "Восходящие Камни". В кабинете Минфилии он встретил Люсию – вице-командир рыцарей-храмовников Ишгарда принесла тревожную весть. Драконья звезда засияла с такой силой, с какой она сияла только пятнадцать лет назад, когда владыка драконов Мидгардсорм напал на армаду Гарлемолда в небесах Мор Доны – где он и погиб. Бюрократические процедуры для снаряжения экспедиции из Ишгарда заняли бы слишком много времени, и Люсия обратилась к Адептам с просьбой осмотреть останки Мидгардсорма и удостовериться, что он по-прежнему мертв и не собирается ни с кем воевать. Минфилия делегировала эту миссию герою.

Добраться до Хранителя Озера оказалось совсем нетривиальной задачей. Имперский флагман "Агриус", вокруг которого обвился великий дракон, обжила агрессивная фауна. Кроме того, туда за запчастями порой наведывались имперцы из близлежащего каструма. Чтобы не привлекать внимания, герой приплыл к "Агриусу" на лодке, и по обломкам корабля взобрался к месту, где покоился Мидгардсорм. Сперва дракон казался мертвее некуда, но стоило герою приблизиться, как в его глазах зажегся свет, и его властный голос разнесся по округе.

Мидгардсорм признал Воина Света, и согласился ответить на его вопрос. Он поведал, что сияние драконьей звезды сигнализирует призыв к битве, однако этот призыв произошел не от него, а от одного из его сыновей. Согласно Мидгардсорму, ишгардцы некогда совершили страшное преступление, и так за него и не раскаялись. Людская память коротка, но драконы никогда не забывают – и потому Ишгард должен быть сожжен.

Хранитель Озера попытался воздействовать на героя своей силой, но ему помешал щит Света. Удивленный, что Хайделин защищает человека, дракон объявил, что подвергнет его испытанию. Героя пронзил луч, и он почувствовал, как потерял связь с Первокристаллом. Мидгардсорм пояснил, что не желает ему зла – его тоже связывает пакт с Хайделин, и он хочет узнать, чего герой способен добиться без помощи слабеющей богини. Рядом материализовался миниатюрный дракон – аватар Мидгардсорма, через которого он собирался наблюдать за героем.

Вернувшись в штаб, герой огласил мрачный прогноз касательно Ишгарда. Люсию его слова не слишком обеспокоили – за без малого тысячу лет драконам ни разу не удалось преодолеть оборону города. Когда они остались наедине, Минфилия заметила, что в герое что-то переменилось. Антецедент пришла в ужас, узнав, что он лишился благословения Света. Они договорились держать это обстоятельство в секрете, чтобы не тревожить товарищей.

Мунбрида созвала совещание о подвижках в создании оружия против аскианов. Она представила аппарат для перекачивания эфира из кристаллов – в теории он должен был позволить Адептам быстро получать много энергии в любом уголке Эорзеи. Оставалось опробовать это изобретение на практике. Альфино предложил провести испытание в северном Таналане, где предостаточно кристаллов и нет населенных пунктов, которые могли бы пострадать от непредвиденных последствий эксперимента.

Элезен озвучил и другую причину туда отправиться – гарнизон каструма Меридианум стал устраивать рейды по окрестной территории, все ближе подбираясь к стратегически важному заводу по производству топлива. Кристальная гвардия готовилась загнать гарлеанцев обратно в их крепость, и Альфино надеялся подключить товарищей к этой операции. Минфилия заверила его, что Адепты не останутся в стороне.

Герой охотился за имперцами в одиночку. Обнаруженные им отряды не смогли оказать серьезного сопротивления, и были быстро ликвидированы. Вернувшись в лагерь, он узнал, что другие Адепты уже выполнили порученные им задания и покинули Таналан – за исключением Мунбриды. Герой нашел ее рядом с трупом изувеченного василиска – ругадинка обмолвилась, что с детства ловко управлялась с секирой. Завершив манипуляции с кластером кристаллов, она включила эфирный сифон. Кластер засиял, и Мунбрида объявила тест успешным.

Тут герой ощутил присутствие темной силы. Тайным наблюдателем оказался аскиан Набриалес. Он принялся было сокрушаться, что Воин Света то и дело рушит их планы, но прервался, когда понял, что Света в нем поубавилось. Приятно удивленный, Набриалес резюмировал, что раз герой потерял связь с богиней, то ничто не мешает забрать ему посох – и унесся прочь. Герой пересказал Мунбриде монолог аскиана – без Эха она не могла понять его древнюю речь. Мунбрида догадалась, что речь шла о Тупсимати – посохе покойного Луизуа Левейе, который хранился в кабинете Минфилии.

Прибежав в "Восходящие Камни", они застали аскиана вольготно расположившемся в кресле Минфилии, в то время как руководительница Адептов крепко прижимала к себе посох. Набриалес заявил, что со столь могущественным инструментом он сможет начать Воссоединение и вознестись над коллегами-аскианами как главный из слуг Зодиарка. Мунбрида бросилась на него с занесенной секирой, но аскиан легко от нее отмахнулся. Удовлетворенный визитом, Набриалес открыл портал и утащил туда Минфилию. Герой устремился в погоню.

Он оказался в мире между мирами, обиталище аскианов. Перед статуей Зодиарка, их бога, в магических оковах повисла Минфилия. На пути героя материализовался Набриалес – аскиан не собирался отпускать его живым. Герой уже вышел победителем в поединке с Лахабрэа, одним из вестников раздора, но в этот раз обстоятельства складывались не в его пользу – он лишился протекции Хайделин, аскиан же сражался на своей территории. Герой едва успевал отбиваться от заклинаний, которыми его обстреливал Набриалес. Когда же аскиан замер и стало казаться, будто он исчерпал свой арсенал, героя затянуло в другое измерение – и оно вот-вот должно было взорваться. Вопреки всему, ему удалось вырваться из смертоносной ловушки, и он обрушил на аскиана всю тяжесть своей секиры. Поверженный, Набриалес бежал. Не теряя ни мгновения на передышку, герой подхватил освободившуюся Минфилию и прыгнул за ним в портал.

Они приземлились обратно в " Камнях". На полу распростерся бездыханный Набриалес – он скончался от ранений. Впрочем, смерть представляла для аскианов лишь незначительное неудобство. Набриалес покинул теперь уже бесполезное для него тело и провозгласил, что никогда не оставит Адептов в покое. Пока он злорадствовал, Мунбрида метнула Минфилии подготовленный для таких случаев аурацит. Устройство сработало по назначению – аскиана затянуло внутрь. Герой нацелил Тупсимати на повисший в воздухе аурацит, и из посоха вырвался поток энергии. Но даже этого оказалось недостаточно, чтобы пробить защиту Набриалеса – тот бушевал в своей тюрьме и грозился вот-вот вырваться на свободу.

Видя, что у них не осталось иных вариантов, Мунбрида коснулась луча энергии и развоплотилась. Этот всплеск эфира переломил ход противостояния. Считавшийся одним из истинно бессмертных, Набриалес был уничтожен окончательно и бесповоротно. Не успели герой с Минфилией оправиться от пережитого, как в штаб примчались остальные Адепты. Они сперва не поняли, что произошло, а когда Минфилия сообщила им о Мунбриде, в комнате повисло тяжелое молчание.

Адепты простились с подругой в укромном уголке Мор Доны, у камня с символом Талиака, покровителя ученых. Минфилия пообещала, что они не смотря ни на что продолжат защищать Эорзею. За прощальной церемонией, невидимый для смертных, наблюдал Мидгардсорм.

Тяжелее всех утрату Мунбриды переживала Ида – они были близки как сестры. Когда герой пошел ее проведать, она попыталась продемонстрировать свой обычный энтузиазм, но быстро сдалась. Вдвоем они посетили камень Талиака, возложили цветы в память о Мунбриде. В это время по Мор Доне разнесся грозный рев, и Адепты увидели в небе стаю драконов. Зазвонил линкперл – героя ждали в штабе.

В "Камни" со срочным поручением прибыла Люсия. Битва с драконами истощила силы Ишгарда, городу срочно требовалась подмога. Люсия попросила Адептов выступить посредниками в переговорах с Эорзейским альянсом. Отношения Ишгарда с соседними государствами были прохладными с тех самых пор, как Святой Престол решил покинуть альянс. Герой и Альфино выехали в Кертас обсудить с сиром Эмриком условия, на которых Ишгард получит военную поддержку.

По пути они услышали о происшествии у Врат Правосудия. Альфино решил не тратить время на ожидание и лично посмотреть, что там произошло. Прибыв к вратам, они увидели последствия жестокой битвы. Рыцари были деморализованы, в воздухе витала паника. Адептов заметила Люсия – она рассказала, что на врата напали еретики. Их предводительнице, Ледяному Сердцу, удалось снять внешний защитный барьер Ишгарда.

Эмрик де Борел пришел на встречу не один. Командира храмовников сопровождал воин в изящном черном доспехе. Эмрик представил Эстиньена – Лазурного драгуна, лучшего из драконоборцев Ишгарда. Лазурным драгунам доверяли ценную реликвию Ишгарда – око Нидхегга, они черпали из него силу. Халдрат, первый драгун, вырвал у Нидхегга глаз тысячу лет назад, когда тот впервые напал на Ишгард. С тех пор драконья сила служила на благо города. Благодаря оку Эстиньен знал, что Нидхегг собирался направить свою орду через пробитую еретиками брешь в обороне.

Альфино попробовал изобразить скептицизм, но его блеф не сработал. Эмрик объявил, что если драконам удастся разрушить Ишгард, в Кертасе тотчас же обоснуются имперцы – а для Адептов это было недопустимо. На собрании в "Камнях" Минфилия объявила, что они будут защищать Ишгард.

Героя вместе с Татару послали на поиски добровольцев в Призрачной Дани. Пока герой бродил по поселку, его подозвал Риол – он разыскивал Уилреда, молодого гвардейца из малой Ала Миго. Он пропал, когда гвардия зачищала северный Таналан от имперцев, и в это же время кто-то украл со склада конфискованное оружие. Подозрение пало на Уилреда, но Риол отказывался в это верить – он считал, что парня подставили.

Покончив с рекрутингом, герой вылетел в Уль'ду – во дворце проходило совещание альянса о ситуации в Ишгарде. Главы государств сдержанно отреагировали на просьбу Ишгарда – они согласились оказать городу лишь символическую поддержку. Адептам оставалось рассчитывать лишь на собственные силы. Альфино повел Кристальную гвардию на защиту важной крепости, а героя назначили командиром отряда наемников на Шагах Веры – оборудованном магическими барьерами мосте в Ишгард, пролегающем через бездонную пропасть. Шаги служили последней линией обороны города, однако диверсия еретиков сделала мост уязвимым. Задачей героя было помешать орде Нидхегга прорваться в город.

Атаку на Шаги Веры возглавлял Вишап – гигант даже по меркам драконов. Медленно, но верно он ступал по мосту, и барьеры один за другим рушились под его натиском. Солдаты бесстрашно бросались чудовищу под ноги, чтобы сразиться с тварями помельче, помешать им добраться до пушек. Их усилия не прошли даром. Когда Вишап достиг последнего барьера, его силы были на исходе – неумолимый обстрел из крупнокалиберных орудий не прошел для него даром. Дракон приготовился было одним мощным ударом сокрушить врата в город, но тут из него вырвался полный агонии рев, и, поверженный, он распростерся на каменной плитке. По Шагам разнеслись торжествующие крики – защитники Ишгарда одержали верх.

Султана объявила банкет в честь победы над драконами, и Адепты Седьмой Зари были приглашены в полном составе. В это же время Татару решила взять отпуск – она заявила, что хочет сражаться наравне с остальными, служить не только секретарем, но и телохранителем Минфилии. Когда дела привели героя в Лимсу, он зашел в гильдию арканистов узнать об успехах Татару. Лалафелька сокрушенно поведала, что провалила первый же экзамен – карбункул отказался повиноваться ее приказам и убежал. Гильдмастер утешила ее – она сказала, что Татару обладает талантом к вычислениям, иначе у нее бы не получилось даже призвать карбункула.

Прежде чем вернуться к работе, Татару понадобилось наведаться в Косту дель Сол – она попросила героя составить ей компанию. На побережье Косты водились редкие ракушки – по народному поверью, их жемчуг оберегал от зла. Татару задумала изготовить из жемчуга обереги и раздать их Адептам. Пока лалафелька охотилась за ракушками, герой отгонял от нее прожорливую фауну.

Минфилия наняла ученых для измерения эфирических колебаний в Эорзее, и герою выпало сопровождать одного из них. Забравшись вглубь Святолеса, они и впрямь совершили открытие, но совсем иного рода – они наткнулись на труп Уилреда. Когда герой вновь пересекся с Риолом, тот поведал ему о своих изысканиях – он выяснил, что Теледжи Аделеджи тайно спонсировал Кристальную гвардию. Риол выразил уверенность, что именно продажные гвардейцы убили Уилреда – парень задавал слишком много вопросов.

Наступил час банкета в Уль'де. Эмрик произнес торжественную речь – он поблагодарил альянс за (скромное) участие в обороне Ишгарда и пообещал требовать открыть врата города для чужеземцев, покончить с самоизоляцией. Героя пригласили на аудиенцию к султане. Нанамо поведала о подлинной цели банкета – она собиралась объявить об отречении от трона и превращении Уль'ды в республику. Столь резкие перемены грозили сотрясти город до основания, и Нанамо попросила героя помочь Раубаану в поддержании порядка. Получив в ответ утвердительный кивок, она пригубила бокал вина – и схватилась за горло. В глазах султаны отразилось страшное мучение, и после краткой агонии она без признаков жизни упала на пол.

Альфино вызвали в штаб Кристальной гвардии. Когда он спросил, в чем дело, ответом ему было лезвие клинка, приставленного к его горлу. Только тогда он понял, что гвардия никогда ему не принадлежала.

В покои султаны ворвался Теледжи Аделеджи со стражниками – коварный лалафель обвинил героя в убийстве. Его связали и привели в банкетный зал. Там Теледжи объявил о смерти султаны, и приказал арестовать Адептов за соучастие в преступлении.

Потрясенный, Раубаан упал на колени. Теледжи упивался триумфом и не сумел удержаться от злорадства. Насмешки в адрес Нанамо привели генерала в бешенство. Обезумев от горя и ярости, он бросился на Теледжи, и прежде чем кто-либо успел отреагировать – рассек его пополам. Возникла паника, зал быстро опустел, главы городов тоже ретировались – никто не хотел оказаться втянутым в эту кровавую драму.

Лолорито обвинил Раубаана в сговоре с Адептами для захвата власти. Генерал был не в настроении дискутировать, и ринулся в атаку. На его пути возник Илберд – молниеносным движением он парировал направленный на Лолорито удар и отсек Раубаану руку. Капитан гвардейцев явил свое истинное лицо – к старому другу он испытывал лишь презрение. "Бешеный бык" потерял было боевой дух, но Илберд знал, как продлить его агонию – смотря Раубаану в глаза, он сказал, что собственноручно убил Нанамо. Гнев придал Раубаану сил – он принялся крушить все, что отделяло его от предателя. Мощным ударом Илберд отбросил его через весь зал. Приземлившись рядом с героем, Раубаан рассек его путы и призвал Адептов спасаться бегством.

Покинуть Уль'ду оказалось не так-то просто – все выходы из города были перекрыты. Пока Адепты раздумывали, как им выпутаться из этой переделки, их окружила толпа солдат. Ида и Папалимо вызвались охранять путь к отступлению. Неразлучная пара раздавала тумаки направо и налево, но силы неприятеля все прибывали и прибывали. Видя безвыходность их положения, Папалимо зарядил Иду всей энергией, что у него оставалась, и она нанесла по недругам удар такой силы, что затрясся дворец.

Остальные Адепты тем временем спустились в ведущий из города потайной тоннель, но погоня настигла их и там. Пока Танкред кромсал гвардейцев, Я'штола готовила разрушительное заклинание. Их уже было схватили, но тут Я'штола обрушила тоннель. Герой с Минфилией почти добрались до свободы, когда Антецедент застыла на месте – к ней обратилась Хайделин. Отказавшись что-либо объяснять, она призвала героя не прекращать борьбу, а сама побежала обратно. На свежий воздух герой вышел в одиночестве.

Вскоре его нашли Альфино и незнакомый лалафель в доспехе "Вечного Пламени". Они запрыгнули в проезжавшую мимо повозку, и лалафель представился Пипином Тарупином, вице-маршалом "Пламени" и приемным сыном Раубаана. Пипин как раз вернулся с фронта в Ала Миго. Не успел он толком понять, что происходит, как ему пришлось вызволять Альфино из плена. В окрестном поселке беглецов ждал Сид Гарлонд. На "Энтерпрайзе", своем корабле, он доставил их в Кертас. Негостеприимность ишгардцев сыграла им на руку – враги не могли до них там добраться.

В Драконьей Голове они встретили Татару и Югири – ниндзя спасла лалафельку от гвардейцев-перебезчиков. Татару рассказала, что гвардия оккупировала "Восходящие Камни", однако их старая штаб-квартира, "Неусыпные Пески", осталась нетронутой. Узнав об опасности, Урианже включил подготовленную для таких случаев иллюзию, и скрыл здание от посторонних глаз. Югири заверила, что хоть никто из Адептов не объявился в "Песках", ее люди продолжат их искать.

Альфино все это время пребывал в подавленном настроении. Произошедшее заставило его осознать, насколько он был наивен – его амбиции и самонадеянность обернулись катастрофой. Оршефон не собирался наблюдать, как Альфино киснет – он напомнил парню, что у него еще остались верные товарищи. Татару тоже попробовала его взбодрить, хоть у нее самой на глаза наворачивались слезы. Она повторила слова Минфилии – орден должен продолжать свою миссию, не взирая ни на какие трудности. Альфино признал их правоту – каким бы безнадежным не казался бой, Адепты Седьмой Зари никогда не сдаются.

В логове аскианов Элидибус сообщил о смерти Набриалеса. Лахабрэа был не слишком расстроен этим известием – Набриалес сам лез на рожон. Тем не менее, его обеспокоил сам факт, что одного из них удалось убить. Вестники раздора согласились, что исполнение их планов следует ускорить. Когда Лахабрэа удалился, из темноты выступил Урианже – архонт пришел обсудить судьбу мира.