The Binding Coil of Bahamut

Эта история разворачивается параллельно сюжетной линии версии 2.х, у нее нет определенного места в хронологии событий.

На утро после триумфального завершения операции "Архонт", когда Эорзейский альянс праздновал победу над четырнадцатым легионом Гарлемолда, по Мор Доне разнесся леденящий душу рев. Адепты Седьмой Зари выяснили, что рев принадлежал неопознанному прималу – его пробуждение сопровождалось колебаниями эфирных волн.

Урианже сообщил герою, что в штаб поступил запрос о помощи от Адепта, занимающегося этим феноменом – требовалось вмешательство Воина Света. Герой прибыл в селение Вайнпорт на острове Вилбранд, где его ждал агент ордена – им оказалась Ализе Левейе, сестра-близнец Альфино. Она рассказала, что источник эфирных колебаний находился под расположенным неподалеку каструмом Окциденс. Имперцы возвели крепость в зоне падения обломка Даламуд – аллаганского спутника, служившего тюрьмой для примала Бахамута.

Пять лет назад Даламуд рухнул на землю, и освободившийся примал принялся поливать Эорзею огнем. Однако волею неведомой силы он бесследно исчез, а сожженные им земли претерпели радикальные перемены. Ализе намеревалась исследовать каверны под Окциденсом и выяснить, что же произошло после падения красной луны – и что за новая угроза возникла на ее обломках.

Адепты пробрались мимо стражи каструма и вошли в пещеру, покрытую искаженными кристаллами. Ализе отметила, что такие кристаллы возникли в следствие устроенной Бахамутом катастрофы – раны на плоти израненной Эорзеи. Перед ними возник летающий шар – элемент защитной системы Даламуд. Падение с орбиты не сказалось на работоспособности аллаганских механизмов – шар обстреливал незваных гостей молниями, пока герой не вывел его из строя прицельным ударом секиры.

Пещера расширилась, и они увидели гигантское крыло – оно могло принадлежать только Бахамуту. Ализе указала на противоречие – прималы не были живыми существами в привычном понимании, после смерти их плоть мгновенно развоплощалась. Нечто держало крыло в стазисе, не позволяло ему распасться на эфирные частицы. Ализе почувствовала на себе чей-то взгляд, но стоило ей обернуться, как таинственный наблюдатель испарился.

В поисках ответов Адепты все глубже забирались в подземный лабиринт. Герою пришлось расчищать путь не только от механических стражей, но и от разнообразных чудовищ – древние аллаганцы, видимо, руководствовались правилом, что предосторожностей не бывает слишком много. Наконец они достигли обломка Даламуд – им оказался функционирующий космический корабль. Он отделился от спутника незадолго до падения и ушел под землю.

Пройдя по кораблю, Адепты вышли к когтистой лапе Бахамута. Их появление не осталось незамеченным – навстречу им летела стая драконов, и намерения у них были явно не доброжелательные. На самом крупном из них было закреплено подобие ошейника. После битвы Ализе отметила, что аллаганцы подчинили своей воле даже драконов – нашлось бы немало желающих завладеть этой технологией.

Наконец Адепты достигли конца пути. Стены расступились, и им открылось поразительное зрелище – повисшая в воздухе голова Бахамута. Голова произростала из гигантского кристалла, он пульсировал будто сердце. Вне всякого сомнения – примал был жив, хоть и не в состоянии действовать. Оправившись от шока, Ализе заметила рядом с Бахамутом две фигуры. Она узнала ближнюю – это был не кто иной, как Луизуа Левейе, ее считавшийся покойным дед. Луизуа – или кто-то неотличимо похожий на него – увидел визитеров, но не стал к ним приближаться, а наоборот, ушел со своим компаньоном куда-то дальше.

Когда Ализе с героем вышли на поверхность, их ждало еще одно потрясение – они очутились в Таналане. Лабиринт провел их через море в центр Эорзеи. Впрочем, Ализе куда сильнее волновало другое – ее дедушка оказался жив, все эти годы он сторожил расчлененного примала. Они направились в "Неусыпные Пески", чтобы поделиться открытием с Урианже. Ученый элезен, в свою очередь, разослал доклад своим коллегам. Вердикт шарлаянского научного сообщества был неутешительный – аллаганские руины не просто поддерживали в Бахамуте жизнь, но и постепенно его восстанавливали, выкачивая эфир из земли. Было очевидно, что если не уничтожить этот механизм, примал однажды вырвется на свободу и продолжит сеять смерть и разрушение.

Три исполинские конструкции питали Бахамута силой и в то же время держали его под контролем. Эти высокотехнологичные оковы появились в местах падения частей Даламуд, и Ализе объявила о намерении найти их все и отключить – и тем самым спасти дедушку.

Пока герой занимался каждодневными заботами, сподвижники Дома Левейе в гранд-компаниях искали обломки красной луны. Второй такой обломок обнаружился на окраине Святолеса. Имперцев там не было, и герою предстояло самому расчищать подход к конструкции. Пока он ждал Ализе, чтобы начать экспедицию, к нему подошел Альфино – он узнал о Бахамуте от Урианже, но не собирался вмешиваться в дела сестры. Альфино скептически отнесся к известию, что их дедушка жив. Он выразил надежду, что в компании Воина Света его сестра найдет себе более достойное предназначение, чем погоня за фантомом. Высказавшись, он поспешил уйти, чтобы не столкнуться с Ализе.

Вскоре стало понятно, почему никто раньше не наткнулся на обломки гигантского космического корабля – его скрывал невидимый барьер. Только когда Адепты подошли совсем близко, пелена спала, и им открылся вонзившийся в землю обломок. Ализе предположила, что иллюзия появилась из-за переизбытка эфира в округе. По этой же, видимо, причине безобидная растительность мутировала в кровожадных монстров. Впрочем, полакомиться странниками им не удалось – Воин Света был готов к бою.

Визит Адептов к Бахамуту не остался незамеченным, на этот раз их ждали. У входа в аллаганскую конструкцию их встретил воин в затейливо оформленном доспехе. Только один человек носил такую броню – Наэль ван Дарн, Белый Ворон Гарлемолда, командир седьмого имперского легиона, безумец, обрушивший на Эорзею луну. Герой сразил его в бою, однако к тому моменту снижение Даламуд уже нельзя было остановить – легат пал, но его чудовищный план исполнился. Наэль – теперь называющий себя деус Дарн, сообщил гостям, что не потерпит осквернение святилища своего господина, и испарился.

Невзирая на предостережение, Адепты пробирались все глубже – по патрулируемым боевыми роботами туннелям, через залы с полчищем законсервированных химер. Аллаганцы явно не хотели, чтобы до Бахамута кто-либо добрался. Внезапно они очутились на парящей высоко в небесах платформе, над головами у них зловеще пылала луна. Герой знал это место – пять лет назад его сюда забросил на "Энтерпрайзе" Сид, здесь он схлестнулся с Наэлем. В центре платформы стоял сам воскресший легат. Ализе без лишних слов выстрелила по нему из своего гримуара. Удар сбил с легата шлем, и оказалось, что это вовсе не он, а она – доспех скрывал прекрасную женщину. Наэль обратилась к Бахамуту за силой, и ее тело подверглось жестокой трансформации – она превратилась в крылатого монстра. Ализе отступила на безопасное расстояние, в этой битве она была лишней.

Пока Воин Света сражался с драконьим аватаром, пейзаж разительно переменился. Их окружало пылающее поле – Картено, где силы Эорзейского альянса столкнулись с седьмым легионом. Но и эта картина пропала, когда поверженная Наэль распростерлась на земле. В действительности все это время они находились в одном и том же зале, а увиденное ими было голографической проекцией. Разум вернулся к Наэль – осознав произошедшее, легат горько усмехнулась. Изучая Даламуд, она стала рабыней одного из ненавистных ей прималов. Ализе спросила о Луизуа – что с ним стало после Бедствия. Наэль успела сказать, что горькая правда ждет их впереди, и тут ее пронзило огненное копье – измученная воительница сгинула в столпе света.

Тем временем древний механизм продолжал реконструкцию Бахамута – вслед за головой у него появился намек на туловище и крылья. Ализе провела манипуляции с панелью управления, и один из регенерационных лучей погас. Просто так уйти Адептам не удалось – Луизуа сбил Ализе с ног мощным ударом энергии. Великий архонт пригрозил внучке, что не потерпит дальнейшего саботажа, и при необходимости собственноручно с ней расправится. Его глаза горели злым огнем – тем же огнем, что горел в глазах Наэль. Повернувшись к Бахамуту, Ализе поклялась избавить Эорзею от злокозненного примала.

На совещании в "Песках" Урианже порекомендовал Ализе устраниться от участия в дальнейших экспедициях. Он опасался, что она не сможет дать деду отпор – даже зная, что с ним произошло. Ализе его предложение категорически отвергла. Когда она ушла, Урианже обратился к герою с просьбой сопровождать девушку, пока она не завершит свою миссию.

Проникнуть в два оставшихся обломка Даламуд оказалось куда сложнее. Оба были погребены под землей и кристальными наростами. Один из них находился в Огненной Стене в Таналане, другой – в Мор Доне. Герой с Ализе осмотрели оба фрагмента и убедились, что им не удастся попасть внутрь без крупномасштабных раскопок. Пока они раздумывали, что делать дальше, зазвонил линкперл – Урианже нашел решение проблемы на севере Таналана.

Архонт напомнил, что после предыдущих визитов к Бахамуту они всегда появлялись в этом месте. Он резюмировал, что здесь проходит эфирное течение, и подключившись к нему с помощью переносного эфирита, они смогут попасть в неизведанные сегменты Даламуд. Урианже предупредил, что данный метод телепортации чрезвычайно рискован, но Ализе без колебаний согласилась. К ним присоединился Альфино – он не только был в курсе событий, но и помог придумать это решение. Ализе согласилась взять брата с собой при условии, что все решения останутся за ней.

Адепты материализовались в просторном хранилище с мириадой сосудов. Расчистив помещение от сторожевых химер, они смогли рассмотреть, что в них находится, а именно – драконы. Ализе задалась вопросом, с какой стати аллаганцам потребовалось помещать их в Даламуд, но Альфино уже нашел ответ – несчастные существа питали Бахамута молитвами. Ализе впала в ярость от такой изощренной жестокости.

Они вновь предстали перед Бахамутом – примал уже обрел верхнюю часть тела, процесс регенерации близился к завершению. Прервать его было не так-то просто – путь к панели управления преграждал Луизуа. Он упрекнул внуков, что они пришли вопреки его настоянию. Ализе его слова не смутили, она заявила, что их дед мертв – он бы ни за что не стал участвовать в таком ужасном предприятии. Луизуа поведал, что Бахамута призвали драконы из южного края под названием Мерасидия, когда к ним вторглась Аллаганская империя. То, что аллаганцам было недостаточно забрать их землю, что они построили Даламуд, он привел в качестве свидетельства безграничной людской алчности.

Альфино возразил деду – прежний Луизуа не стал бы произносить такую человеконенавистническую тираду. Он предположил, что перемена в мировоззрении великого архонта вызвана тем фактом, что он перешел на иную ступень существования. Он оказался прав. В качестве демонстрации своей новообретенной силы Луизуа трансформировался в огненную птицу, примала Феникса. Сеанс исторического экскурса закончился – птица ушла в боевое пикирование. Герой выступил вперед и принял удар на себя. Феникс обрушивался на него вновь и вновь, но Воин Света не отступал ни на шаг – в конце концов примал исчерпал силы и сгинул в вихре эфира.

Казалось, что теперь Луизуа точно погиб, но у архонта еще остались силы обрести человеческое обличье. Как и Наэль, перед смертью он освободился от чар Бахамута. Он рассказал, что же на самом деле произошло в роковой день пять лет назад. Призванная им Дюжина не смогла сдержать Бахамута, его гнев был слишком силен. От богов осталось эфирное облако, и Луизуа вобрал всю эту энергию в себя. Молитвы людей о спасении и желание самого архонта уберечь Эорзею превратили его в Феникса, воплощение древнего символа перерождения. Луизуа нанес по Бахамуту удар сокрушительной силы, и примал распался на куски.

Полагая, что дело сделано, Луизуа стал развоплощаться, чтобы земля впитала его эфир и восстановилась. Однако Бахамут был еще жив – он поглотил Луизуа и таким образом избежал гибели. А позже обломки Даламуд реактивировались и приступили к починке примала. Обняв внуков, Луизуа дал им прощальное напутствие – он попросил их найти свой собственный путь в жизни, без оглядки на его свершения. Последняя преграда рухнула, оставалось отключить оковы и навсегда покончить с прималом-драконом.

Бахамут, однако, не собирался сдаваться без боя. Стоило Ализе подойти к панели управления, как комнату объял огонь. Примал стал готовить второй удар по дерзким гостям, но Ализе успела поставить защитный купол. Воодушевленный решимостью сестры, Альфино укрепил купол собственной силой. Гримуары близнецов откликнулись на их сплоченность, и объединились в проводник магической мощи. Совместно управляя им, Альфино и Ализе зарядили героя энергией и выстрелили им в кристалл Бахамута.

В пылающем сердце примала Воин Света наконец схлестнулся с давним врагом. Их битва длилась неизмеримо долго, но в конечном итоге герой одержал верх. Сознание Бахамута померкло, и Ализе беспрепятственно отключила последний питавший его луч. Тело примала мгновенно испарилось, а следом раскололся и его кристалл. Завершив миссию, Адепты покинули подземную конструкцию – наверху их по традиции ждал скудный пейзаж северного Таналана.

Альфино и Ализе договорились держать правду о Бедствии в тайне. Если люди узнают, что Эорзея переродилась благодаря Фениксу, кто-нибудь неминуемо призовет его обратно. А прималы, какие бы намерения ими не двигали, губительны для планеты, и Луизуа уж точно не хотел бы возвратиться в таком качестве. Альфино пообещал убедить Эорзейский альянс запечатать подступы к фрагментам Даламуд, чтобы никто и никогда больше не соприкоснулся с тайнами, которые они хранят. Когда он удалился, Ализе назначила герою встречу у Огненной Стены.

Взирая на вонзившийся в землю осколок луны, Ализе отметила, что этот монумент великой трагедии переживет их всех – они лично удостоверились в долговечности аллаганских творений. Девушка положила цветок в память о жертвах этой растянувшейся на тысячелетия эпопеи, и пообещала когда-нибудь отплатить герою за то, что он все это время служил для нее непоколебимой опорой. Попрощавшись, они разошлись по свои делам: он – защищать Эорзею от неисчислимых угроз, она – искать свое предназначение. Однажды их пути сойдутся вновь – но это будет уже совсем другая история.